Регионы просят рубля. Почему доходы по России отличаются в 4-5 раз?

Регионы просят рубля. Почему доходы по России отличаются в 4-5 раз?

Правительство назвало 20 крупных агломераций, которые в ближайшие годы станут центрами экономического роста. А какие шансы там, где нет городов-миллионников? Можно ли ликвидировать неравномерность развития разных регионов? «АиФ» обсудил эти вопросы с руководителем лаборатории региональной экономики Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Кириллом Янковым. В Москву, в Москву! Алексей Макурин, «АиФ»: Еще чеховские героини мечтали переехать из провинции в столицу, чтобы жить полной жизнью. Каков сегодня в России разрыв между центром и периферией? Кирилл Янков: По денежным доходам на душу населения самые богатые регионы (Москва, Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский автономные округа) отличаются от самых бедных (Тувы, Калмыкии, Ингушетии) в 4–5 раз. Уровень бюджетной обеспеченности, то есть количество средств, которое может быть потрачено на оказание госуслуг, у 10 самых богатых регионов в 2017 г. был в 6,9 раза выше, чем у 10 самых бедных территорий. И даже с учётом дотаций из федерального бюджета, которые они получили, этот разрыв удалось сократить только до 3,1 раза. Основа неравенства — высокая концентрация экономики в самых развитых регионах. На 13 самых сильных из них приходится половина всего промышленного производства. На долю ЯНАО, ХМАО и Москвы приходится 45–50% всех налоговых поступлений в федеральный бюджет. — Почему так происходит? — В огромных странах равномерное развитие в принципе невозможно. Разница в 2–2,5 раза между штатами или провинциями есть и в США, и в Канаде. Но у нас велик контраст даже между соседними регионами. Возьмите Ростовскую и Волгоградскую области. В первой промышленность в 2018 г. выросла почти на 10%, а во второй — только на 1,7%, даже меньше, чем в среднем по России. И причина не только в географии и структуре экономики. Важен ещё и деловой климат, на который в Ростове-на-Дону влияют более успешно и последовательно. Здесь стабильная власть: с 1991 г. работает лишь второй губернатор. А в Волгоградской области за это время сменилось пять руководителей, и регион не раз оказывался в центре скандалов. Один из мэров и вице-мэр областного центра осуждены по уголовной статье. Кроме того, у Ростова статус региональной столицы: он — центр Южного федерального округа. — А большинство самых крупных компаний зарегистрированы в столице России. Можно ли обязать их перерегистрироваться в других регионах, чтобы их налоги поступали уже в их бюджеты? — Законодательно эта проблема не решается. Один из главных источник пополнения региональных бюджетов — налог на прибыль предприятий. Значит, важно, чтобы в регионе был зарегистрирован не просто головной офис, а центр прибыли. Но большинство корпораций — это группы компаний, которые путем манипуляций со своими внутрикорпоративными ценами могут создать такой центр в любом месте, где работают. И решается это обычно на основе неформальных договоренностей с руководством регионов. Вот почему для укрепления налоговой базы в российской провинции важно развивать не крупный, а средний и малый бизнес, который теснее связан со своим регионом. — Много раз звучала идея, чтобы подоходный налог шел не в бюджет региона, куда человек приехал на заработки, а доход города или района, где он постоянно прописан. Почему она не реализуется? — Потому что тогда возникнет другая несправедливость. Если налогоплательщик большую часть времени проводит в мегаполисе, а в глубинке, где постоянно зарегистрирован, бывает пару раз в год, то он пользуется всеми благами, которые созданы в крупном городе. И если он ничего на них не отчисляет, то, получается, что за него платят постоянные жители этого города. Однако в отношении «маятниковых мигрантов» — тех, кто каждой день ездит на работу в другой субъект федерации — вопрос о перечислении НДФЛ по месту жительства поставить правомерно. — Сколько регионов России могут сейчас прожить за счет собственных средств? — Только 13. Все остальные получают дотации от федерального центра. В 8 региональных бюджетах доля дотаций в 2017 г. составляла больше 40% всех доходов. Это Севастополь, Крым, Тува, Республика Алтай, Камчатка, Ингушетия, Дагестан, Чечня. Неравенство — двигатель роста — Как сглаживают региональное неравенство за рубежом? — Также с помощью дотаций. Ни одна страна мира не может одновременно поднять уровень всех своих регионов. Китай, например, первоначально концентрировал ресурсы на развитии своих прибрежных районов, которые и без того были самыми сильными. При этом их ускорению способствовал приток дешевой рабочей силы из отсталых регионов. А с 2001 г. начали приниматься пятилетние планы, нацеленные уже на развитие последних. Составлялись эти планы так, чтобы учесть особенности каждой крупной территории. На западе страны был построен газопровод и самая высокогорная железная дорога в мире, ведущая в Тибет. На северо-востоке особое внимание было уделено модернизации тяжелой и добывающей промышленности. А новым промышленным компаниям, размещавшим свою промышленную базу в Центральном Китае, дали налоговые льготы. В Евросоюзе финансовая поддержка из наднациональных фондов идет прежде всего в отстающие южные и восточные страны. Но при этом внутри каждой страны тоже выделяются зоны роста, где реализуются проекты, дающие наибольшую экономическую отдачу и создающие наибольшее количество рабочих мест. С 2014 г. 40% наднациональных ассигнований, которые распределяются в ЕС, идут на поддержку 4 ключевых направлений: научно-технические исследования, информационно-коммуникационные технологии, малый бизнес и низкоуглеродная экономика. — Этот опыт можно применить у нас? — Он уже применяется. Это видно по концентрации ресурсов на программах, связанных с развитием Дальнего Востока и Крыма. А в феврале правительство утвердило Стратегию пространственного развития, в которой определены перспективные зоны роста. Это 20 крупнейших агломераций, сформировавшихся вокруг Москвы, Петербурга, Владивостока, Краснодара, Иркутска и городов-миллионников, где, по прогнозам, ежегодно будет создаваться более 1% валового внутреннего продукта страны (ВВП). И как минимум одна точка роста определена во всех других регионах. Чаще всего это республиканские и областные центры. При этом, как ни парадоксально, именно неравенство территорий создаёт ту конкурентную среду, которая стимулирует развитие. Три наиболее быстро растущих агломерации России объединяют по 2 субъекта федерации: Москву и Подмосковье, Петербург и Ленобласть, Краснодар и Адыгею. И в таких условиях бизнес может мигрировать из региона в регион без физического переезда людей, которые в нём работают. Скажем, если фирму прижали в Краснодаре, её можно перерегистрировать на адыгейской территории, которая находится рядом. Если дорожает аренда складов в Москве, можно найти более дешёвый склад в Московской области. И это побуждает власти всех регионов создавать более комфортные условия для бизнеса. Не только зарплаты — Какие новые меры, направленные на выравнивание качества жизни в провинции, есть в национальных проектах, рассчитанных на ближайшие 6 лет? — Впервые на федеральном уровне будут поддерживаться не целые регионы, а отдельные города. В рамках проекта «Жильё и городская среда» будет распределено 30 млрд грантов, которые получат коммерческие фирмы и некоммерческие организации, победившие во всероссийском конкурсе проектов по созданию комфортной городской среды. А всего на эту цель выделяется 288 млрд руб. — Что это означает для отдельно взятого Урюпинска или другого похожего города? Ведь никаких денег не хватит, чтобы люди там зажили, как в Москве. — А это и не нужно. В малых городах всегда будет другой уклад. И комфортная жизнь — это не только зарплаты, но и отдых, спорт, самоуважение и гордость за свой город. В том же Урюпинске несколько лет назад появились энтузиасты, которые объявили его столицей российской провинции, а потом под эту идею смогли получить финансирование ряда местных проектов. И сейчас, например, по количеству качественных детских площадок Урюпинск обгоняет многие более крупные города. Появилась такая небывалая в этих местах достопримечательность, как горнолыжный склон. Федеральный проект, в рамках которого выделяются деньги на подобные инициативы, позволит ощутить улучшение жизни и тем людям, которые живут за пределами центров экономического роста. Запрягайте, хлопцы, яков! — Какие новые региональные лидеры появились за последние 10 лет? — Это, безусловно, Калужская область, где зарплаты сейчас одни из самых высоких среди несырьевых регионов. Такой результат дала дальновидная политика местных властей, которые успешно использовали близость Москвы и привлекли в качестве инвесторов крупнейшие мировые компании, выпускающие автомобили, электронику, косметику. Это Тверская область, развитие которой ускорилось после того как по ней начали ходить скоростные поезда. Путь из Москвы в Тверь сократился до 1,5 часов. И этот город стал одним из центров, куда столичные компании теперь переносят свои бухгалтерии и другие вспомогательные службы. — Правительство страны планирует в 2024 г. ввести 301 км магистралей. Развитие регионов, по которым они пройдут, тоже ускорится? — Конечно. Но проблему регионального неравенства крупные транспортные проекты не снижают, а усиливают. Ведь новые дороги дают преимущества тем регионам, через которые пролегают. При этом строить железнодорожные магистрали, по которым поезда летят со скоростью 250 км/час, повсеместно нет смысла. Вложения в развитие регионов должны учитывать особенности их хозяйства. В Туве, скажет, более высокий эффект может дать дотирование яководства, создание системы поставок редкого мяса и шерстки яков в магазины других регионов. Лидеры будущего десятилетия — Экономика каких регионов будет в ближайшие годы развиваться быстрее? — По прогнозу Минэкономразвития, максимальными темпами в 2019–2024 гг. будут расти Амурская область (в среднем на 7,6%), Чукотка (на 6,7%), Иркутская и Ульяновская области (на 5,2% и 4,8%). — Благодаря чему они совершат рывок? — Приамурье ускорится благодаря началу регулярного пуска ракет с космодрома «Восточный» и поставок газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири». Вступит в строй второй по мощности в мире газоперерабатывающий завод. Откроется мост через Амур, который увеличит грузооборот с КНР. Ульяновская область неплохо ускорилась уже в последние годы. Этому способствует то, что рядом находятся Татарстан и Самарская область, входящие в число территорий-доноров. И дают результат инвестиционные проекты, которые реализуют новые власти. К 2025 г. здесь появится самый крупный в России центр по выпуску медицинского оборудования Чукотке высокий рост обещает развитие энергетики и Севморпути. Там будет введена в эксплуатацию плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов». Иркутской области новый импульс даст реконструкция БАМа и Транссиба, а также увеличение производства целлюлозы и картона, в которое частные инвесторы планируют вложить 1 млрд долл.

 

>> Читать полностью на Блог сайта «Спутник»


Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector