Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

Для многих это тайна за семью печатями — тем более что сквозь пропагандистский морок, нагнетаемый с обеих сторон, пробиться трудновато. Мы решили получить информацию из первых рук — причем для чистоты эксперимента поговорили не с кем—то из крымских чиновников, а с критически настроенным журналистом.

 

Жительница Севастополя Надежда Исаева, сотрудничающая с рядом российских СМИ, известна как человек умный, смелый и очень-очень компетентный. Тем ценнее для портала bb.lv ее наблюдения.

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

 

Цена вопроса

— Какие проблемы и вопросы волнуют сейчас крымчан в наибольшей степени?

— Высокий уровень цен на потребительские товары — и на продукты питания, и на одежду, и на бытовую технику. Из—за этого севастопольцам часто приходится ездить за покупками в Краснодар или хотя бы в соседний Симферополь, поскольку даже там стоимость товаров массового потребления ниже, чем у нас в городе.

Когда Севастополь входил в состав Украины — речь, подчеркиваю, идет о домайданной и еще сравнительно благополучной Украине — цены были в три-четыре раза ниже. У нас теперь даже бензин дороже, чем на материке!

Между тем, по статистике, средняя заработная плата в нашем регионе установлена в порядке тридцати тысяч рублей (410 евро). Однако многие получают куда меньше — в пределах восемнадцати-двадцати тысяч. Многие работают «в серую» и не имеют никаких социальных гарантий. Бывают пенсии в размере восьми-одиннадцати тысяч рублей... Выживать при таком уровне доходов, как вы понимаете, весьма проблематично — особенно если учитывать, что наблюдается еще и рост стоимости услуг ЖКХ.

В Севастополе не все ладно и с здравоохранением. Медицинская инфраструктура развита плохо, врачей категорически не хватает, ряд важных проектов в данной сфере застопорился — и жителям зачастую приходится ездить лечиться в другие города. И за свой счет. Но, конечно, главная наша беда — именно цены...

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

 

— А каков механизм ценообразования?

— Чиновники объясняют рост цен проблемами с логистикой. Долгое время у них была дежурная отговорка: погодите — вот построят Крымский мост, и жизнь сразу наладится. Мост построили, но на уровне цен это не сказалось.

Сейчас вот появилась новая отговорка: погодите — вот проложат по мосту железнодорожные пути, и...". Но надежды уже особой на это нет. Нынче даже поговаривают о возможном картельном сговоре на полуострове. Власти обещают разобраться и навести порядок, но пока этого не очень заметно. Напротив, наблюдается рост цен при прежнем уровне зарплат.

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

 

Неудобные санкции

— Насколько серьезно влияет на жизнь в Крыму режим наложенных на полуостров санкций?

— Санкции создают серьезные неудобства. Это проявляется даже в мелочах — например, при пользовании интернетом. Зачастую для того, чтобы скачать какое-нибудь необходимое приложение, необходимо включать VPN, «меняя» свой регион.

У нас почти отсутствует выбор банковских услуг — из-за чего затруднительно проводить порою многие даже повседневные финансовые операции. Опять же, процентная ставка по кредитам значительно выше, чем на материке. Так выходит оттого, что в Крыму оперирует очень ограниченное количество чувствующих себя вольготно небольших малоизвестных банков, а гиганты типа «Альфа-Банк», ВТБ, Сбербанк к нам на полуостров не суются.

Вдумайтесь — в Крыму и в Севастополе нет ни одного отделения Сбербанка! Если даже главное финансовое учреждение России боится у нас работать, то чего требовать от всех остальных?!

Ездить в Шенген получается только через Украину, оформив себе там биометрический паспорт. Опять же масса проблем у моряков, исторически составляющих значительную часть населения Севастополя. Многие из них служат в торговом флоте, и для заключения рабочих контрактов им приходится ездить в города «материковой» России. Некоторые создают обременительные схемы с формальной сменой прописки, так как жителей Крыма зарубежные судоходные компании стараются не нанимать.

Впрочем, большая часть крымских мореманов поступает проще: едут в портовые города Украины типа Одесса, Николаев и Херсон и там благодаря налаженным связям оформляются на работу по украинским документам.

Смена власти на местах

— Если брать местный чиновничий корпус, много ли в нем осталось людей, работавших еще во времена Украины?

— Если говорить именно о Севастополе, то нет, немного. У нас тут произошла значительная ротация, почти всех местных чиновников высшего звена, доставшихся городу от украинского периода, «зачистили». Сам городской губернатор Дмитрий Овсянников был прислан к нам из Москвы, где раньше работал в Минпромторге.

Наше население, кстати, не очень довольно засильем варягов, люди хотели бы видеть на ключевых должностях больше здешних уроженцев. Но это Севастополь, являющийся отдельным субъектом РФ. Что же касается администрации Республики Крым, то там ситуация несколько иная.

В 2014-м имело место массовое перекрашивание — члены Партии регионов (ПР), занимавшие различные значимые посты, переходили в ряды «Единой России». И вот они-то как раз на своих постах как сидели, так и сидят, а пришельцев с материка не жалуют. Сам глава Крыма Сергей Аксенов хоть в ПР и не состоял, но большую часть жизни прожил тут, на полуострове.

Хочу сказать, что федеральный центр вкладывает в Крым и Севастополь большие суммы, этого отрицать не приходится. На поступающие деньги строятся детские сады, школы, ремонтируются дороги. Однако наши местные власти откровенно не справляются с грамотным распределением этих средств на нужды региона. Порой возникают вопросы к качеству работ. То есть главная претензия к чиновникам — низкий профессионализм.

К тому же власть здесь достаточно авторитарная и не любит людей, обладающих собственным мнением. Именно поэтому меня, в частности, лишили аккредитации и права посещения мероприятий, устраиваемых губернатором Севастополя. Это мне заниматься журналистикой не мешает, но определенные сложности, конечно, создает.

Бывший мэр против губернатора

— Что же мешает сделать работу властей более качественной?

— Постоянные раздоры. Дело в том, что исполнительная и законодательная власти у нас относятся друг к другу... ну очень уж специфически. Откровенно враждуют, регулярно устраивают публичные «шапито-шоу».

В первую очередь это личный конфликт г—на Овсянникова и влиятельного бывшего народного мэра Севастополя г—на Чалого, ныне депутата местного Законодательного собрания. Причем в этой истории, на мой взгляд, не правы обе стороны. Они вовлекают в свои разборки и окружающих их людей.

Центр неоднократно пытался их помирить — кто только сюда не ездил! Поговаривают, что это обсуждалось даже на уровне президента РФ. Увы, все попытки такого рода положительного результата пока не дали.

Впрочем, я думаю, скоро расстановка сил изменится. В сентябре у нас пройдут очередные выборы в Заксобрание, а рейтинг Чалого не внушает оптимизма. В общем, как я предполагаю, исполнительная власть выйдет из этого противостояния победителем и по итогам выборов превратит Заксобрание в свой инструмент — в точности как это наблюдается в других регионах России.

К тому же принятие ряда важных решений — таких, как приватизация госимущества, генеральный план города, правила землепользования и застройки местные власти отложили на потом, чтобы принять их с новым составом депутатов.

В целом же нельзя сказать, что работа по оптимизации деятельности властей не ведется. Так, в последнее время у нас стали чаще задерживать чиновников по коррупционным обвинениям... Хотя, наверное, не так часто, как хотелось бы...

Татары без привилегий

— В ЕС рассказывают какие-то поистине жуткие вещи про нынешнюю ситуацию с крымскими татарами — якобы Россия сейчас проводит чуть ли не их геноцид. Действительно ли имеют место какие-то гонения?

— Ну нет, «геноцид» — это, конечно же, чушь полная. Другое дело, что при Украине у крымских татар имелся особый привилегированный статус, что в значительной степени было связано с проводившейся Киевом еще до Евромайдана — правда, не такой оголтелой, как сейчас — политикой «декоммунизации». В связи с этим татары всячески выставлялись в качестве «жертв советской тирании» и пользовались многочисленными преимуществами — например, они могли занимать большое, непропорционально своему количеству, число чиновничьих мест, имели от властей дополнительные преференции при ведении бизнеса.

А в РФ крымские татары стали всего лишь одним из ее многочисленных национальных меньшинств и утратили ряд своих прежних привилегий. У многих, естественно, это вызвало недовольство. Но в целом, я бы сказала, все обошлось довольно мирно.

Украинцы отдыхают, а не взрывают

— А каково сейчас в Севастополе и в Крыму с точки зрения безопасности?

— Силовики время от времени проводят какие-то операции. На улицах много полицейских патрулей, к чему большинство населения относится сочувственно — никто не хочет пострадать от бомбы, подложенной куда-нибудь в мусорный бак.

Но в целом у нас все же довольно спокойно — по крайней мере в Севастополе. Нет, бывают, конечно, печальные криминальные истории. Например, недавно строители из Дагестана во время драки зарезали в баре молодого мужчину, у которого осталось двое маленьких детей. Но это скорее редкость.

Когда я возвращаюсь домой поздно с телефоном в руках, то идти в одиночестве по ночной улице мне не страшно, чувствую себя под защитой. Уровень преступности относительно невысокий.

Экстремисты? В СМИ одно время писали о фанатичных украинцах, готовых якобы устраивать в «оккупированном» Крыму теракты. Но в последние курортные сезоны к нам приезжало отдыхать очень много украинцев, и настроены они были совершенно мирно — никакой агрессии по отношению к нам.

Москва даст ещё денег

— На ваш взгляд, как будет меняться жизнь в Севастополе и в Крыму в ближайшие годы — к лучшему или к худшему?

— Трудно сказать, ибо у этой монеты две стороны. С одной стороны, у нас постепенно создают привлекательную внешнюю картинку. Севастополь действительно строится, становится красивее, обзаводится новыми зданиями и общественными пространствами. Но это все создается благодаря вливаниям из федерального бюджета.

Что же касается частных инвесторов, то тут нет поводов для оптимизма. У многих российских компаний имеются деловые интересы за рубежом и счета в заграничных банках. Поэтому, естественно, мало кто рискует сюда к нам соваться, поскольку есть риск подпасть под санкции.

Впрочем, отдельные компании сюда заходить рискуют, но им приходится создавать сложные отвлекающие схемы из фирм-«прокладок». Но и со стороны местных властей особого содействия они, как правило, не имеют. У меня даже сложилось такое впечатление, что наша власть и не заинтересована в привлечении внебюджетных инвестиций. Зачем, если федеральный центр выделит еще денег?

Вот, например, есть одна питерская компания, которая хотела вложить 1,5 млрд рублей в развитие наших информационных технологий — но теперь она собирается вдвое сократить свои инвестиции. Ранее было обещано создание в Севастополе индустриального парка — кластера, где можно было бы развивать различные производства, открывать новые рабочие места... Но пока все одними лишь разговорами и ограничилось.

Организовали у нас СЭЗ — свободную экономическую зону со сниженным налогообложением. Но ее преимуществами воспользовались в основном местные бизнесмены, которые и так действовали на нашем рынке. А вот крупных внешних инвесторов она отчего-то не привлекла...

— Почему же?

— Наверное, потому, что заниматься крупномасштабным предпринимательством у нас можно только если у тебя хорошие отношения с местной исполнительной властью.

Нередки громкие истории, связанные с переделом бизнеса. Самый свежий случай такого рода — смена владельца завода марочных вин «Инкерман». Продаже предприятия предшествовали проблемы компании с властями Севастополя, начавшиеся осенью 2017 года. Власти требовали расторжения с заводом договоров аренды земли и прочих активов под предлогом того, что якобы предприятие не осваивало участок, тем самым нарушая условия договора. Примеров подобного рода довольно много.

Да и с мелким бизнесом у нас обстоит дело довольно грустно. Например, в Севастополе только сейчас занялись тем, что в остальной России сделали уже давно — создают новые стандарты городского внешнего дизайна и приступили к ликвидации ларьков и стихийных рынков, бесконтрольно оккупировавших улицы еще в 90-х. Улицы, спору нет, становятся красивее, но многие люди лишились своего дела, которое хоть как-то их кормило. Потому что те новые места для торговли, что им предлагают, как правило, очень неудобные и не дают возможности работы с прибылью. А крупных градообразующих предприятий, требующих большого числа рабочих рук, у нас нет. Наоборот, идут сокращения. Или, как стало модно говорить, оптимизация. Это в том числе касается и бюджетной сферы.

Бюджет туриста

— Насколько успешным оказался прошлый курортный сезон?

— Более-менее неплохим — благодаря Крымскому мосту, который облегчил доступ в наши края из «материковой» России.

Однако туристов могло бы быть куда больше. Ведь за последние годы, с тех пор как Крым оказался под санкциями, значительно меньше стало у нас иностранных гостей. Но и многие россияне предпочитают летать не в Крым, а в Турцию или Западную Европу, поскольку там дешевле, а уровень сервиса выше.

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

 

О каком туризме можно говорить, если в том же Севастополе нет ни одного клуба? У нас десятидневное проживание в пансионате вкупе с частичным питанием (завтрак) обойдется примерно в шестьдесят тысяч рублей (830 евро). А ведь туристу приходится еще тратиться на собственно отдых, развлечения, питание, покупку сувениров, экскурсии и т. д. В общем, если едете вдвоем, придется расстаться как минимум с «соточкой» рублей...

— А не наблюдается ли массового оттока населения с полуострова?

— Ну нет, говорить о массовом оттоке было бы явным преувеличением. Впрочем, то, что не так уж мало людей переезжают из нашего Севастополя в другие субъекты Российской Федерации — факт. Особенно стремится отсюда молодежь. Да что там говорить, я и сама планирую уехать, поскольку не вижу здесь для себя перспектив карьерного роста. Рынок труда ограниченный, вакансий сравнительно немного, найти высокооплачиваемую работу очень, очень трудно...

К тому же дипломы наших местных вузов котируются не везде — санкции. Ну и качество образования в университетах Москвы и Питера безусловно лучше.

Назад дороги нет

— Не желают ли крымчане, жители Севастополя вернуться на Украину?

— Так ведь той Украины, куда можно было бы вернуться, уже нет! Мало того что со времен Евромайдана уровень жизни на Украине серьезно упал, так там теперь заправляют радикальные националисты, проводится активная дерусификация.

Русскому Крыму в нынешней Украине не место. Тем более что в Севастополе и до 2014-го горожане отказывались считать себя украинцами — а теперь и подавно...

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ.

«В Севастополе и до 2014-го горожане отказывались считать себя украинцами — а теперь и подавно...»

«Курортный сезон выдался более-менее неплохим — благодаря Крымскому мосту».

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

Цены, террористы, украинцы: а что сегодня происходит в Крыму?

>> Читать полностью на «Vesti.lv» (Латвия)


Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector