Крестьяне и их отношение к Николаю II.

1 ноября 1896 г. Иосиф Журба, 37 лет, крестьянин с. Шапашниковской Острогожского уезда Воронежской губернии, работая в поле в экономии Паховского, произнес следующие слова: "Вот сколько было манифестов, все толковали, что дадут землю, а ничего не вышло. Что он за государь, что он ни земли, ничего не дает. Вот убили деда государя, кабы еще убили теперешнего Государя и перевели его с зачатком (т.е. семейством), тогда нам лучше бы было".

10 ноября 1896 г. по дороге из с. Медехина в д. Медведко-Колодезь крестьянин Егор Каменев в присутствии свидетелей, во время разговора по поводу рубки общественного леса, в ответ на слова Федора Лукьянчикова, что таковая рубка производится согласно решения Правительствующего Сената, подписанного Государем Императором, сказал: “Собачье решение, ко¬бель его подписал, а черт на хвосте разнес”.

14 декабря 1899 г. в с. Перевозе Кирсановского уезда Тамбовской губернии в доме крестьянки Пучковой собралось несколько человек местных жителей, а также братья Семен и Яков Паршутины, ранее проживавшие у Пучковой на квартире. Все эти лица пили водку, пели песни и вели общий разговор. Когда речь зашла о плохом положении безземельных крестьян, Семен Паршутин, бывший в возбужденном состоянии от выпитого вина, сказал, обращаясь к висевшим на стене избы портретам императора и императрицы: "Он сукин сын, мать его уебать, он живет с бляжью, а не жена его, она какая-нибудь англичанка, он насрал на престол". Яков же Паршутин, еще более пьяный, поощрял брань своего брата, говоря: "Так, так!"

В середине ноября 1902 г. крестьянин с. Верхнего Воронежского уезда и губернии Семен Майоров в присутствии свидетелей, при приставе, прибывшим взыскать с него неуплаченные судебные издержки, будучи трезвым, заявил: "Все вы мошенники и царь ваш мошенник, прибейте ему на лоб печать, что он мошенник". На допросе Майоров заявил, что "бранил царя сознательно, потому что он считает его величество виновным в том, что судьи и вообще начальство неправильно решают дела". В данном случае крестьянин был трезв и от своих слов в ходе допроса не отказался.

Из полицейских донесений за 1906 г., поступивших в МВД из Орловской губернии: "Крестьянин Федор Жабин, 15 августа в торговой лавке деревни Дорожевой Брянского уезда произносил бранные слова по адресу императора"; "21 сентября Крестьяне Евтихий Толкачев, житель Мценского уезда, и Яков Федяков из Болховского уезда позволили оскорбить матерными словами Его Императорское Величество Государя Императора".

8 февраля 1904 г. в с. Мордовском Коломасове Наровчатского уезда Пензенской губернии крестьянин Никанор Березкин, проходя по пути из церкви, где священник прочитал прихожанам о нападении японцев на крепость Порт-Артур, мимо дома своего од¬носельчанина Михаила Сарайкина, услышав, что тот играет на гармонии, заметил ему, чтобы тот прекратил игру, так как священник читал о нападении японцев на Порт-Артур. В ответ на это Сарайкин позволил себе произнести: "Наш царь озорник - так ему и надо!".

19 июня 1916 г. крестьянин д. Абакумовки Тамбовского уезда Петр Тимофеев во время ссоры с односельчанином, отставным солдатом Федором Нечаевым сказал, используя ненормативную лексику: "Ты дурак, а не защитник, и служил дураку царю Николашке". По его словам, царь "почти уж продал всю Россию, продал Варшаву и Польский край; за это бы нужно вначале повесить его, а потом, за следом, и другого командующего Николашку, <...> а уж потом повесить всех вас вояк, <.. .> вашу мать, чтоб вы не продавали Россию".

По сообщению исправника от 11 августа 1915 г., крестьянин д. Бродовой Слободской волости Лебедянского уезда Тамбовской губернии Иван Леонов Филатов назвал "императрицу Марию Федоровну германкой, через которую идет война, и что государыня - шарманка, дети ею подкрапивники произошли от германца, а сын ее Михаил произошел, черт его знает, откуда".

4 сентября 1915 г., крестьянин с. Митрополья Тамбовского уезда Данил Казьмин при разговоре о военных действиях позволил себе ругать императора нецензурными словами, говоря, что "царь наш, сукин сын, глупый, ничего не готовил к войне, а лишь ездил по монастырям"; 29 августа того же года крестьянин с. Отормы Моршанского уезда Денис Хромов при разговоре с односельчанами о войне произнес: "Хорош он, царь, продал Россию Германии и господам позволил укрепить землю".

23 декабря 1915 г. читаем, что «при обоюдной ссоре из-за усадьбы крестьянами с. 2-го Пересыпкина Петром его женой Верой Ментюковыми 12-го сентября на слова отставного нижнего чина Дмитрия Пустотина, что он был на войне, проливал кровь за царя, Петр Ментюков, указывая на свой половой член, ответил: “Вот у меня царь, вот за кого ты кровь проливал!”. Жена его Вера Ментюкова подняла подол и, показывая свой половой орган, добавила к словам мужа: “А вот царица!”.

Источник:
Безгин В.Б. За что и как крестьяне бранили царя (по материалам следственных дел конца XIX - конца ХХ века) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2016. - № 12(74): в 3-х ч. Ч. 2. - C. 24-27.

Крестьяне и их отношение к Николаю II.

>> Читать полностью на Блог «Необычная история»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector