Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

 

 

Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

Фото: yavyav / Shutterstock.com

Списывание всех неудач на «проклятые девяностые» вроде бы уже затухающая традиция, но глава Следственного комитета подлил в неё бензина

Автор:  Мельников Михаил

В медиапространстве набирает обороты обсуждение яркого высказывания, которое сделал глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин на X Международном молодёжном юридическом форуме юрфака СПбГУ. Он заявил:

Сложная проблема – почему люди в 90-е стали богатыми. Мы слишком далеко уйдём. Но на этом фоне, безусловно, правовыми методами надо подключать наш большой и средний бизнес к реализации национальных проектов. Их пять, и они вам известны. Я не знаю, может быть, они и включены в эту деятельность. Но такого закона я не видел, а я бы принял.

 

Большие деньги 

Конечно, надо учитывать аудиторию – часть собравшихся вообще не застали девяностых, и практически никто не помнит их сколько-нибудь ясно. Сказал бы Александр Иванович то же самое среди ровесников?      В этом позволительно усомниться. И чтобы проиллюстрировать эту мысль, давайте подумаем, кто мог бы попасть в некий «список Бастрыкина» – из граждан, согрешивших в 1990-е, но способных искупить свои деяния сейчас, 20лет спустя.

Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Банкиры

Где искать деньги, как не в банке? В «семибанкирщину», правившую финансами страны в 1990-е, строго говоря, входило девять человек – просто словцо оказалось удачным и прижилось. 

В отличие от его автора, журналиста Андрея Фадина, прожившего после публикации о «семи банкирах» ровно год. Банкиры в 1990-х тоже гибли с лёгкостью необыкновенной, но только не верхушка этой пёстрой гильдии. Эти стали уходить уже в новом веке. 

Поздно что-то спрашивать с Бориса Березовского и Владимира Виноградова, оба умерли в относительной бедности. Полностью отошли от дел и растворились в безвестности Александр Смоленский и недавний сенатор Виталий Малкин, «жертва Навального». Не горят желанием участвовать в национальных проектах Михаил Ходорковский и Владимир Гусинский, а активов, до которых может дотянуться Бастрыкин, у них нет.

 

 

Содержание:

Остаются трое. Михаил Фридман и Пётр Авен формально до сих пор контролируют группу «Альфа», хотя оперативного управления её деятельностью не осуществляют. 

Зато до Фридмана можно дотянуться через X5 Retail Group, крупнейшего нашего «кормильца» («Пятёрочки», «Перекрёстки», неофициальное управление «Магнитами»). Ну и конечно, непотопляемый Владимир Потанин, до сих пор остающийся в десятке самых богатых людей страны. 

Правда, его «Норильский никель» в августе 2018 года вошёл в проскрипционный «список помощника президента Белоусова», то есть Потанина уже обязали инвестировать в развитие страны.

Из банкиров, не вошедших в пресловутую девятиглавую компанию, следует отметить Андрея Мельниченко («МДМ-Банк», а ныне СГК, СУЭК, «Еврохим»). Представителей его компаний не было на знаменитой встрече Белоусова с промышленниками, но договариваться об инвестициях ему всё равно придётся – можно самому спрятаться на роскошной яхте, но нельзя уместить на ней столь масштабный бизнес.

Аукционеры

Самая знаменитая афера 1990-х – залоговые аукционы, когда банки снабжали государство деньгами, получая в залог акции крупнейших предприятий, причём обе стороны сделки понимали, что выкупать эти акции никто не будет. Список озолотившихся тогда персонажей во многом совпадает с «семибанкирщиной» – тут и Михаил Ходорковский, и альфа-близнецы Фридман с Авеном, и Владимир Потанин в приятной компании Михаила Прохорова…

Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

Михаил Прохоров. Фото: withGod / Shutterstock.com

Стоп, вот тут есть о чём поговорить. Самый высокий российский олигарх сейчас интенсивно выводит активы из России, но в «список Бастрыкина» попасть ещё может. Он уже вышел из РУСАЛа, он распродаёт активы ОНЭКСИМа, причём помогает ему в этом государство через Фонд прямых инвестиций. Так что надо поторопиться дать Михаилу Дмитриевичу шанс вновь поучаствовать в обустройстве России.

 

 

По итогам аукционов контроль над Новолипецким металлургическим комбинатом получил Владимир Лисин – но он уже тоже участник «списка Белоусова». 

Следует отметить также Романа Абрамовича, который напрямую в аукционах не участвовал, но в результате получил от своего друга и наставника Бориса Березовского ни много ни мало «Сибнефть» – потом этот манёвр стал предметом разбирательств в лондонском суде. 

И наконец, бессменный босс ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, который получил основанную им как государственным чиновником компанию в 1995 году с немалой помощью американцев.

Семья и регионы

Ещё один источник доходов в 1990-х – близость к президентской «семье», и здесь, безусловно, первым делом выплывает не тонущее даже на яхте с Рыбкой имя Олега Дерипаски. До почти-уже-не-его РУСАЛа Белоусов не дотянулся, возможно, из жалости к стремительно беднеющему фигуранту других списков, санкционных. Тем не менее оказать посильную помощь родине Олег Владимирович всё ещё в состоянии.

Кто войдёт в «список Бастрыкина»: Богачей из 90-х обяжут делиться.

Олег Дерипаска. Фото: www.globallookpress.com

Разумеется, в масштабах этой статьи приходится говорить только о персонажах федерального и даже, не побоимся этого слова, придворного значения. В каждом регионе свои пепперони, и на этом уровне, безусловно, можно найти гораздо больше достойных внимания выходцев из 1990-х.

Упомянем среди них патриота Череповца Алексея Мордашова («Северсталь»), который, однако, оказался в 2018 году на карандаше у помощника президента, так что попытка подоить его ещё раз имеет исчезающе малые шансы на реализацию. У других региональных приватизаторов активы поскромнее, да и передел собственности там шёл интенсивнее, так что многие герои уже полегли смертью жадных. Хотя копнуть, безусловно, стоит.

 

Как видим, «раскулачивать» в России на федеральном уровне по итогам 1990-х практически некого – большинство расхищенных активов перешло в совсем другие (зачастую государственные) руки, а предъявить что-то бывшим владельцам не представляется возможным. Те, до кого удалось дотянуться, уже платят высокие налоги (газ, нефтянка) или же участвуют в инвестиционных проектах Андрея Белоусова. Нет сомнений, что господин Бастрыкин прекрасно это знает.

Тут уместно спросить, что делал в 1990-е сам Александр Бастрыкин, почему не предотвратил разграбление страны? Но претензий к нему быть не может. 

Бастрыкин был занят важной научной и просветительской деятельностью – с 1992-го по 1995 год возглавлял Санкт-Петербургский юридический институт, потом оказался начальником правового управления Северо-Западного округа внутренних войск МВД России и, наконец, перешёл в Академию Минюста. Правоохранительными делами в те годы занимались совсем другие люди… С которых сейчас тоже взять нечего.

Бастрыкин опоздал. И за его ярким заявлением никакой конкретики не стоит – кроме признания того, что правительство не рассчитало сил и денег на национальные проекты вновь не хватает.

И платить за это будут не Фридман с Авеном, а мы.

источник: https://tsargrad.tv/articles/k...

 

>> Читать полностью на Блог «Фейков нет. Только достоверные новости»


Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector