Нехорошее родство: в Карелии продали квартиру с живущей там бабушкой

Петрозаводчанка спасла пожилую соседку от выселения на улицу: родственники оформили жилье на себя, а потом продали.Нехорошее родство: в Карелии продали квартиру с живущей там бабушкой

Ветеран труда Вера Ивановна Иванова сидит в своей маленькой квартирке на улице Лыжной в Петрозаводске. Рядом – ее соседка Галина. Вера Ивановна в основном молчит, а Галина взволнованно рассказывает шокирующую историю: пенсионерка еще совсем недавно имела все шансы превратиться в бомжа.

Несколько лет назад пожилая женщина потеряла мужа, после перенесла инсульт. Пенсионерка живет одна; из родственников – лишь племянница в Москве и ее сын. Вера Ивановна с трудом передвигается, находится на учете у психиатра и нуждается в присмотре; заботу о ней пару лет назад взяла на себя Галина. Соседка помогала с покупками, следила за приемом лекарств и так далее. Однако в конце 2017 года московские родственники забрали бабушку к себе.

– Я подумала, что это и к лучшему. В конце концов, там родные люди, а я не могу с ней находиться постоянно, у меня и работа, и своя семья, – рассказывает Галина.

Впрочем, летом Веру Ивановну вернули обратно в Петрозаводск. Родственники объяснили, что пенсионерка соскучилась по дому. Когда Галина пришла проведать соседку, она ужаснулась.

– Когда она открыла дверь, у нее на лице одни глаза были, до того исхудала. Я захожу, в квартире ничего нет. Даже лекарств не было – я вообще не знаю, принимала ли она их в Москве. Потом выяснилось, что еще и долг по квартплате набежал 20 тысяч рублей. То есть, пока она была в отъезде, за квартиру никто не платил!

Нехорошее родство: в Карелии продали квартиру с живущей там бабушкой

Осенью 2018 года стало известно, что за время пребывания в Москве в жизни Веры Ивановны произошли значительные изменения. Пенсионерке пришла повестка в суд: некая Кузьмина оспаривала ее права на жилое помещение. Понять это было невозможно: квартиру на Лыжной пенсионерка приватизировала много лет назад, она являлась единственным собственником своего единственного жилья. И вдруг – выселение?

Выяснилось следующее. Когда Вера Ивановна была в Москве, ее внучатый племянник, юрист (и, по его словам, бывший прокурорский работник) Павел Чесалин оформил генеральную доверенность на право распоряжаться имуществом женщины. Документ был сделан через нотариуса, но подписи Веры Ивановны там не было. Вместо нее подписался посторонний мужчина – «рукоприкладчик»: некто Роман. Кто он такой, пенсионерка не помнит. Визита к нотариусу – тоже не помнит.

Так или иначе, Павел Чесалин получил право распоряжаться имуществом родственницы. И незамедлительно продал квартиру Веры Ивановны своей жене. За один миллион рублей. Куда делся этот миллион, мы расскажем позднее.

Пожалуй, операция эта осталась бы незамеченной. Но вскоре супруги развелись. И Анастасия Чесалина решила избавиться от карельского актива. Квартира, в которой жила Вера Ивановна, была в октябре продана жительнице Олонца – той самой Кузьминой. Она-то и заявила иск о выселении пенсионерки.

«Не надо мне этих денег»

Портал «Петрозаводск говорит» связался с родственниками пенсионерки. Павел Чесалин подробно изложил свою версию событий. По его словам, изначально он пытался защитить Веру Ивановну от мошенников, которые могли бы посягать на жилплощадь беспомощной старушки.

– Вера Ивановна говорила, что ее хотят упрятать в дурдом, чтобы отобрать квартиру. Может, она и утрировала, но боялась. Тогда я забрал ее в Москву. Там она какое-то время лежала в больнице, а когда выписалась, сказала: «Я себя очень плохо чувствую, мало ли что со мной случится, давай переоформим квартиру на кого-нибудь из близких». Этому есть свидетели, причем много.

Павел Чесалин утверждает, что доверенность оформляли по всем правилам. Нотариус долго говорила с Верой Ивановной, чтобы убедиться в ее вменяемости. Но поставить свою подпись пенсионерка не смогла якобы из-за руки, ослабленной после инсульта. Расписывался за женщину другой человек – по словам Чесалина, хорошо знакомый Ивановой.

Интересный факт. Доверенность была выдана 6 декабря 2017 года. Как установил суд, за день до этого – 5 декабря – Веру Иванову выписали из больницы после повторного инфаркта головного мозга. Неудивительно, что женщина не помнит похода к нотариусу…

Почти сразу Павел от имени Веры Ивановны продал квартиру своей жене. Деньги – один миллион рублей – отдали на хранение его матери, племяннице пенсионерки.

– Я говорю: вот, как раз тебе деньги, можешь их потратить. Она говорит: нет, не надо мне этих денег, пусть они лежат у твоей матери (Племянницы Веры Ивановны. – Авт.). Мать взяла деньги, написала расписку.

«Петрозаводск говорит» связался с этой женщиной. Она поначалу отказалась что-либо комментировать, но затем произошел вот такой диалог.

– Я буду писать материал о том, что Вера Ивановна могла лишиться квартиры и не лишилась ее только по решению суда.

– А с чего вы взяли? Как это она могла ее лишиться?

– Поскольку квартира была продана.

– Ну и что?

– В смысле?

– Ну она продана не была как таковая…

Затем племянница сослалась на занятость и прекратила разговор.

«Отмучить квартиру»

Таким образом, в 2018 году квартира пенсионерки перешла в собственность семьи Чесалиных. И деньги за нее – в общем, тоже. Возможно, план по защите квартиры Веры Ивановны сработал бы, если бы семья не распалась, и бывшая супруга Павла Чесалина не продала жилплощадь постороннему лицу. Павел, впрочем, говорит, что умысла обездолить пенсионерку у нее не было.

– Она сказала: я хочу заложить квартиру. Она обратилась к людям, я так понимаю, не совсем чистоплотным, и заложила. Но оформлено все было как купля-продажа.

Чесалин уверяет, что о суде по выселению бабушки узнал только к третьему заседанию. Говорит, был крайне недоволен действиями своей бывшей жены и высказал ей все по этому поводу. Однако помешать выдворению своей родственницы из квартиры он не пытался. Единственным, кто вмешался в ситуацию, стала опять-таки ее соседка – Галина. Она добилась права представлять интересы старушки в суде. Подала встречный иск – о признании недействительной той самой генеральной доверенности. Также в разбирательстве на стороне пенсионерки участвовала прокуратура.

Нехорошее родство: в Карелии продали квартиру с живущей там бабушкой

Итоги тяжбы подвели в конце апреля. Судья Ольга Франгулова признала недействительной генеральную доверенность, благодаря которой Иванова лишилась возможности распоряжаться своим имуществом. Квартиру на Лыжной вернули обратно в собственность пенсионерки. Вряд ли этот хэппи-энд был бы возможен без участия Галины. Чесалин, впрочем, уверен, что та преследует корыстные мотивы и хочет завладеть жильем пенсионерки.

– По-простому это называется «отмучивать квартиру». Просто так люди в такие темы, за чужого человека, не вписываются, – заявил он в телефонной беседе. – Как бывший сотрудник и практикующий юрист я очень много знаю про эти все схемы.

Обжаловать решение суда Павел Чесалин не намерен.

– Пусть все вернется на круги своя, квартира останется у Веры Ивановны, в чем я полностью удовлетворен. Мы готовы компенсировать денежные средства, которые Кузьмина выплачивала моей бывшей жене, – заявил мужчина.

При этом тратиться на уход за родственницей, которая на старости лет чуть не стала бомжом, он не готов. Этим по-прежнему занимается Галина. Она покупает лекарства, продукты. А еще Галина намерена обратиться в прокуратуру, чтобы разобраться: нет ли в ситуации, когда пенсионерке пришлось судиться за свое единственное жилье, уголовной составляющей. Иными словами, не пытались ли квартиру Веры Ивановны попросту «отмучить».

Метки: пенсионерымошенничествожильеветераны трудаПетрозаводскКарелия

>> Читать полностью на «Петрозаводск ГОВОРИТ»


Свежие новости



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector