«Вот она, проклятая Германия!»

«Когда Иван нападает, фольксштурмисты, как зайцы, спасаются бегством»

13 января 1945 г. в 6 часов утра в полосе 3-го Белорусского фронта начали действовать передовые батальоны. В ходе разведки боем было установлено, что противник оставил в первой траншее лишь боевое охранение, а главные силы отвел в глубину. Более того, убедившись, что наступление советских войск началось, он провел мощную артиллерийскую контрподготовку по районам сосредоточения армейских ударных группировок.
«Вот она, проклятая Германия!»
Только в 11 часов после ответной артиллерийской подготовки стрелковые дивизии при поддержке танков перешли в атаку. Но к концу дня соединения 39-й и 5-й армий генерал-лейтенанта И.И. Людникова и генерал-полковника Н.И. Крылова смогли вклиниться в глубину вражеской обороны лишь на 2–3 км. Не намного лучше складывалась обстановка и в полосе 28-й армии генерал-лейтенанта А.А. Лучинского, где отдельные части продвинулись до 5–7 км. Не внес перелом в ход боевых действий и ввод в сражение с утра 14 января 2-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенанта А.С. Бурдейного.

Подвергаясь многочисленным контратакам немецких войск, ударная группировка фронта к исходу 15 января, преодолев от 6 до 10 км, прорвала главную полосу обороны, то есть за три дня с большим трудом выполнила задачу первого дня наступления.

В последующие двое суток, пользуясь улучшением погодных условий, активизировала свои действия 1-я воздушная армия генерал-полковника авиации  Хрюкина, которая совершила 3468 самолето-вылетов. Поддержка с воздуха позволила 39-й армии и 1-му танковому корпусу генерал-лейтенанта В.В. Буткова нарастить силу ударов и вынудить к отходу немецкий 26-й армейский корпус, занимавший оборонительный рубеж южнее реки Неман.

В целом к исходу 18 января войска 3-го Белорусского фронта в результате напряженных боев прорвали оборону противника к северу от Гумбиннена в полосе шириной 65 км на глубину 20–30 км.

Тем самым были созданы условия для ввода в сражение второго эшелона фронта — 11-й гвардейской армии генерал-полковника К.Н. Галицкого и развития наступления на кенигсбергском направлении.

Соединения 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 14 января. За два дня ударные группировки, наносившие удары с ружанского и сероцкого плацдармов, продвинулись лишь на 7–8 км. Перелома удалось достичь 16 января, когда 4-я воздушная армия генерал-полковника авиации К.А. Вершинина нанесла по врагу массированные удары штурмовой и бомбардировочной авиацией. В тот день было совершено более 2,5 тыс. самолето-вылетов, сброшено до 1800 т бомб. Действия авиации позволили наземным войскам завершить прорыв тактической зоны обороны и создать условия для ввода в сражение 5-й гвардейской танковой армии генерал-полковника В.Т. Вольского. Преследуя разрозненные части противника, ее соединения блокировали Млавский укрепленный район и к утру 19 января во взаимодействии с дивизиями 48-й армии генерал-лейтенанта Н.И. Гусева освободили г. Млава. В то же время действовавшие с сероцкого плацдарма 65-я и 70-я армии генерал-полковников П.И. Батова и В.С. Попова устремились вдоль северного берега Вислы на запад и овладели крепостью Модлин.

Прорыв ударных группировок к Кенигсбергу и успешное продвижение к Балтийскому морю создали угрозу окружения немецкой 4-й армии, в связи с чем она начала отход на укрепленный рубеж вдоль Мазурских озер.

Преследуя врага, войска 3-го Белорусского фронта во взаимодействии с 43-й армией генерал-лейтенанта А.П. Белобородова из состава 1-го Прибалтийского фронта разгромили тильзитско-инстербургскую группировку, 22 января овладели Инстербургом и к 29 января вышли на побережье Балтийского моря, обойдя Кенигсберг с севера, северо-запада и юго-запада.

Эхо прошедшей войны доносят до нас письма ефрейтора Ширнахера к жене Ильзе (Фельтен под Берлином, ул. Кох-штрассе, 44). Письма не были отправлены, так как почта в это время уже не действовала. Ефрейтор Ширнахер сдался в плен. Письма были напечатаны в листовках-обращениях немецких антифашистов к солдатам в Восточно-Прусском котле.

«Моя дорогая!

Вы, несомненно, уже заждались вестей от меня. Но положение столь запутанно, что почта отсюда не отправляется.... Я снова на передовой.

Дорогая! Скажу я тебе, я первый раз попал в компанию столь отчаявшихся людей... О товарищеских отношениях нет и речи. Ты спокойно можешь издохнуть — о тебе никто не побеспокоится, не позаботится...

Мы не получаем почту. Это для солдата самое страшное...

У нас скоро не останется никакой надежды. Мне кажется даже, что нас хотят просто истребить. Когда Иван нападает, фольксштурмисты, как зайцы, спасаются бегством. Если в ближайшее время не появится новое оружие, мы погибли.

Высокие господа должны как можно скорее положить этому конец. Ведь если положение станет совсем уж безвыходным, они просто удерут. А народ останется в дураках.

Уже 13,5 месяца я не был в отпуске. Это ужасно — так долго не видеть своих близких. Когда же закончится эта безумная война?

С наилучшими пожеланиями…».

Источник: Очерки истории Восточной Пруссии. — Калининград: Янтарный сказ, 2002; Аптрейкин С. К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне: Восточно-Прусская наступательная операция (13 января – 25 апреля 1945 г.), https://www.rubaltic.ru/context/14012019-kogda-ivan-napadaet-folksshturmisty-kak-zaytsy-spasayutsya-begstvom-vostochno-prusskaya-nastupatelna/

>> Читать полностью на ВЕЛИКАЯ РУСЬ (LiveJournal.com)


Свежие новости



Спирта нет! (ВИДЕО)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock detector